Мы продолжаем юбилейную рубрику «Когда Саянск был маленьким», начатую в «Новых горизонтах» № 4, от 23 января 2020 года рассказом об одном из первостроителей - Вениамине Пленкине.

В 2003 году скромным тиражом в 500 экземпляров вышли две книги воспоминаний первого начальника треста «Зимахимстрой» Юрия Яковлевича Васина.

Как уже писалось, большое строительство на зиминской земле началось летом 1968 года. Только-только назначенному начальнику треста «Зимахимстрой» Юрию Васину 39 лет. Мужик в самом мужицком, кондовом, крепком возрасте. И «мужик» здесь не для красного словца, у Юрия Яковлевича крестьянские корни.

Начало было тяжелым, впрочем, как и всякое начало большого и трудного дела.

«Не получилось в области создания хороших, красивых городов. Хоть вы создайте. У вас есть все возможности, и мы вам будем помогать», - это где-то, судя по книге Васина, декабрь 1968 года, он вызван к первому секретарю Иркутского обкома партии Ивану Васильевичу Банникову. Вот такая мечта была у тогдашнего руководителя области. И она была осуществлена.

А ведь действительно, построить свой дом - это уже жизнь не зря прожита, а тут, представьте – заложить свой город, который будет построен так, как тебе виделось, мечталось - с широкими, просторными проспектами, без единого барака, с тайгой, сбереженной во дворах…

Вот несколько отрывков из первой книги Юрия Яковлевича, 1969 год:

«...Удивительная местность, где размещались комбинат и другие промобъекты. Большие посевные площади вперемешку с небольшими лесным массивами. Желтоватые поля пшеницы с массивными колосьями, с зеленью деревьев. Просто картина, а не реальность… Земли с толщиной чернозема до 80 см – чем не черноземье центральной полосы России. И урожайность давала эта земля до 40 центнеров с гектара. Теперь предстояло пахать нам… бульдозерами. Было радостно и печально.0220207vasin

Завозка гравийной смеси шла от реки Оки в две смены вслед за расчисткой чернозема».

«...Для освобождения территории под будущие разгрузочные площадки и склады оборудования … производилась вырубка леса. Вырубили 20 га. Какой был лес! Хотелось плакать о нем, как плакала некрасовская Саша: «Плакала Саша, как лес вырубали, ей и теперь его жалко до слез».

Мне тоже. До сих пор. Впридачу к жалости еще пришлось заплатить и штраф, так как отвода земель не было, порубочного билета тоже, а мы рубили. Подпирало время».

Но ведь не только рубили, не только - «жалко до слез», но и «заложили питомник многочисленных сортов и видов деревьев и кустов из многих районов страны для будущего благоустройства улиц, дворов, скверов города. Руководил посадками (был хозяином питомника) пожилой, опытный лесник с высшим образованием, энтузиаст своего дела Аникин. Он весной 1969 года высадил 2 тыс. черенков серебристого тополя, 5 тыс. черенков ивы сортовой, 2 тыс. черенков сирени обыкновенной, а сеянцами — 1 тыс. черенков клена ясенелистого, 2 тыс. черенков бузины красной, 2 тыс. черенков вяза восточного и другие растения», и все это для благоустройства будущего города.

Чудеса да и только: города не было, совсем еще не было – а лесник был, да еще с высшим образованием! А сейчас город есть, а лесника нет, есть эколог без экологического образования. 25 га леса под тепличник скосили — нет ни леса, ни тепличника, ни слез… Но это так, замечания карандашом на полях. Пойдем дальше по тексту. Вот очень интересное замечание: «…служба саннадзора не разрешала проектировать и строить жилье в Зиме. Наоборот, настаивала, что при строительстве комбината нужно снести город Зиму. Поставленный вопрос решался сложно, но все же был решен, и микрорайон «Ангарский» «привязан» в городе Зиме».

Продолжаем читать книгу воспоминаний: режим работы на стройке был трехсменным, напряженным. Начальник треста проводил совещания два раза в сутки: в 11:00 и в 23:00. А после вечерней, практически ночной планерки был ужин.

«Готовили свежатину — козлятину, зайчатину, глухарей, тетеревов, иногда медвежатину, которую приносил Корниенко. Он был заядлым медвежатником. За всю жизнь не ел столько дичи, сколько в Зиме», - вспоминает Юрий Яковлевич.

Кстати, Андрей Степанович Корниенко, возглавлявший в тресте учебный комбинат, вылечил своего начальника. У Васина болела печень, медвежья желчь по рецепту Андрея Степановича избавила Юрия Яковлевича от этой болезни навсегда. Это тоже отрывок из воспоминаний.

И вот мы подходим к очень важному, драматичному моменту: быть или не быть Саянску.

«Наш девиз – каждой семье отдельную квартиру, к тому же постоянную и комфортабельную, - подгонял нас со строительством жилья, - продолжает свое повествование Юрий Яковлевич. - В микрорайоне «Ангарский» уже велось строительство всех зданий. Нужна была подготовка к последующему строительству. В 1969 году стали витать мысли, а нужно ли строить город, может построить еще 2 – 3 микрорайона, и в Зиме будет достаточно жилья?

Нам, строителям Зимы, не нравилась такая идея. Тем более мне. Я все предпринимал, чтоб город был. Работал с проектировщиками, торопил выдачу первых чертежей, изучал подходы к будущему городу. Одним словом – стремился быстрее высадить туда десант. Главное – начать, затем к этому началу будет присовокупляться все остальное. В этом вопросе у нас было полное единодушие с дирекцией комбината – Н.П.Ворожейкиным и Л.Е.Селивановым.

Впервые проектировщики побывали на месте будущего города 4-6 сентября 1968 года определен был ГИП (главный инженер проекта) – Рустем Алиевич Мирзоев. Небывалое явление – 6 сентября выпал снег, покрыв обильно землю. Зеленые деревья стояли как завороженные, одетые белым покрывалом свежего ярко-белого снега. Осадки во время посещений – добрая примета».

Далее Юрий Яковлевич сообщает, что к марту 1969 года созрел план города. Приступили к работе геодезисты, геологи, топографы, «на земле и с воздуха вели съемки местности…. А местность была сказочно красива». Но параллельно с планом строительства нового города существовало и мнение – проще, дешевле достроить Зиму.

С одной стороны надо было торопиться, с другой - архитектор Рустем Мирзоев, влюбленный в эту местность, старался запроектировать город как можно лучше и поэтому не спешил. И вот сообща было принято решение, которое, наверное, и определило судьбу Саянска: заложить город 22 апреля 1970 года, в день столетия Владимира Ильича Ленина. События развивались стремительно. К 25 марту проложили дорогу в тайге, привезли из Ленинграда чертежи двух домов с привязкой к местности. До 15 апреля был вырыт котлован под дом №2 нового города, установлен первый блок фундамента, и 22 апреля была торжественно смонтирована первая панель. О начале строительства города в тайге сообщили центральные газеты: «Правда», «Строительная газета», «Экономическая газета», «Восточно-Сибирская правда». Не остались в стороне и местные издания, начиная с ангарского «Знамени коммунизма» и кончая зиминской «Приокской правдой». Это событие освещали телевидение, радио, ТАСС. Все, пути назад были отрезаны. Первая панель встала, а собственно полноценное строительство Саянска началось только через полтора года, 16 ноября 1971 года, после возведения временного моста через Оку.

«Как сказать!… - не без основания полагает Юрий Яковлевич. - Не заложи мы тогда, 22 апреля 1970 года, первый фундамент и не поставь первую панель «первого», «знаменитого», «исторического» дома в торжественной обстановке 100-летнего юбилея В. И Ленина, ни проведи большой митинг, оповестив всю страну почти всеми средствами массовой информации ( в то время — закладка нового города, да еще в юбилей вождя!!!), - возможно, судьба города и не состоялась бы. Могли остановиться на варианте расширения Зимы. Он был ближе к практическому осуществлению, чем пока романтический вариант нового города на Оке».

Юрий Яковлевич принял участие только в закладке Саянска. Он проработал начальником треста «Зимахимстрой» всего 2,5 года и стал, пожалуй, заложником своего профессионализма, усердия и таланта. Стране необходим был уран, и в январе 1971 года Юрия Васина через «не хочу» заставили возглавить строительный трест в Забайкалье, в Краснокаменске. Партийная дисциплина обязывала: либо вступаешь в новую должность, либо кладешь на стол партбилет и теряешь и прежнюю должность, и предлагаемую. Пришлось согласиться, и вновь засучить рукава. А как хотелось строить свой город, который вот-вот-едва, едва начался.

Через 32 года в своих воспоминаниях он бодро напишет: «Легко заявить: начинаем город! Не каждому такое выпадает. Много ль городов начинают строить? Мы счастливы. Нам такое выпало. И в частности — мне».

И присовокупит с грустью:

«Снятся людям иногда

Молодые города,

У которых названия нет».

Игорь Аброскин

Фото из книги Юрия Васина «Дорогами созидания», 2003 год

Добавить комментарий