24 октября прошлого года в нашей газете был опубликован материал «Рэкет в законе». В нем говорится, что автономная некоммерческая организация «Красноярск против пиратства», объявившая себя защитницей интеллектуальной собственности зарубежных правообладателей, тайно выискивает в торговых точках Саянска, Зимы и других городов Приангарья контрафактные товары, а затем требует с владельцев баснословную компенсацию.

Ничего не подозревающие торговцы вдруг начинают получать «письма счастья» от красноярцев. Если не свяжешься с ними в 016042020трехдневный срок с даты получения претензии и не согласишься договариваться по-хорошему, то есть в досудебном порядке, о сумме уплаты, то автономная некоммерческая организация (АНО) обращается в Арбитражный суд Иркутской области, где, как правило, выносится решение в пользу истца.

При этом истцом считается зарубежная компания, а сотрудник АНО, участвующий в процессе, лишь ее представитель по доверенности. Многие индивидуальные предприниматели, не желая иметь дело с судебными хлопотами, тратить время и деньги на адвокатов, соглашаются мирно урегулировать вопрос, тем более что им обещают в таком случае существенно снизить размер компенсации по сравнению с будущими исковыми требованиями.

Вот один из уже свежих примеров. Фамилию саянского предпринимателя не называем, так как суда еще не было - с этим пока неясно. За единичный факт продажи игрушки LOL ценой в сто рублей директор красноярской АНО Алексей Куденков предлагает в своей претензии выплатить 50 тысяч рублей плюс стоимость предоставления справки из Единого госреестра индивидуальных предпринимателей. А еще за почтовые расходы, за судебные издержки (хотя иск еще и не подавался). И чтобы иска вообще не было, надо заранее выплатить правообладателю товарного знака - компании из США - предлагаемую сумму. Куда отправлять деньги? Разумеется, не в Америку, а на расчетный счет АНО «Красноярск против пиратства». Банковские реквизиты услужливо в претензии указываются. Деньги же АНО использует по своему усмотрению.

Теперь об уже завершенном в Иркутском арбитражном суде первой инстанции деле. Галина Похолкова продает в саянском киоске печатную продукцию. В прошлом году она приобрела на Шанхайке в полиэтиленовом мешочке всего шести игрушек «Робокар Поли» и продавала их по сто рублей за штуку. Одну из игрушек купили в июне представители АНО.

«С самого начала пошли нарушения, - рассказывает Галина Павловна. - Без составления акта, втихушку, купили изделие, сняли скрытой камерой, а потом начали вежливо шантажировать письмами. Я сперва вообще ничего не поняла. Но, оказывается, это касается международного права. Говорят, у этой АНО есть связи в Москве, в том числе с посольствами. Другие регионы они же окучили, за нас принялись. Подали на меня в суд с иском на 100 тысяч рублей. У судьи на столе небольшая коробочка. Поначалу даже не вспомнила, что это и есть «вещдок» - тот самый конструктор «Робокар Поли». Ведь я их давно распродала. Судья долго разбиралась. Заседания неоднократно переносились, но я уже на них не присутствовала. В Иркутске у меня живет дочь, и она договорилась с адвокатом...».

Галина Похолкова представила все документы о себе. Она уже не являлась ИП. Перевела свой маленький бизнес на другое лицо. Декларация нулевая. Получает пенсию. Но это ничего не поменяло, так как на момент закупки изделия она еще находилась в статусе предпринимателя.

Суд счел доказанным исключительные права одной корейской компании на изображения персонажей - игрушечных автомобилей-роботов серии «Робокар Поли», на товарный знак в виде словесного обозначения «Robocar Poli», а также на произведения изобразительного искусства из аналогичного мультипликационного сериала. Доказательств же получения от правообладателя разрешения на использование спорного произведения и товарного знака ответчик суду не предоставил. А меры по защите исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности предусмотрены статьей 1252 Гражданского кодекса РФ. Указано также, что истец не давал своего разрешения на введение спорного товара в гражданский оборот. Более того, на товаре нет предупредительной маркировки со ссылкой на правообладателя, что присутствует на всей лицензионной продукции. Что касается довода о том, что товар не является контрафактным, на который ссылается ответчик, то указанное обстоятельство должно быть подтверждено непосредственно им самим. Словом, куда не кинь — всюду клин.

В конечном итоге 4 марта нынешнего года, спустя восемь месяцев после визита в ее киоск борцов с пиратством, суд вынес решение аж на 18 страницах. Будь пресловутый Робокар живым, он бы ужасно возгордился таким к себе вниманием. Но вместо 100 тысяч рублей, как просили «санитары» отечественного торгового поля, с Похолковой взыскали за продажу дешевой пластмассовой безделушки все же лишь 50 тысяч рублей. В некоторой части исковых требований было отказано. Адвокат Галины Павловны обжаловал решение в Четвертый арбитражный апелляционный суд, который пока не состоялся.

Зная это, красноярцы все же не утерпели и опять послали 19 марта Похолковой письмо. «Данное решение суда может быть исполнено Вами добровольно до предъявления исполнительного листа в Федеральную службу судебных приставов путем заключения соглашения», - извещают они. Деньги же хочется получить быстрее. АНО согласна даже получать компенсацию по частям. Если Похолкова не согласится, Алексей Куденков направит исполнительный лист приставам для принудительного исполнения.

«А что это автор так жалеет нарушителей?» - спросит читатель. Пусть не продают контрафакт, а приобретают товар у дистрибьютеров. Совершенно верно, так в принципе и должно быть. Однако, как полагает в своей статье в соцсетях братский юрист Василий Волковский, сама система подачи исков АНО напоминает мошеннические действия. И где гарантии того, что мирный, досудебный путь выплаты «дани» избавит торговцев от дальнейших к ним претензий? В Саянске уже был случай, когда предприниматель заплатила антипиратам по договоренности с ними, а они все равно подали на нее в суд, так как та нарушила обусловленный срок уплаты. Как говорит Галина Похолкова, она бы не была в обиде, если бы к ней пришли из прокуратуры, Роспотребнадзора, открыто указали на нарушения, потребовали снять контрафакт с продажи, изъяли бы его и вчинили за повторное нарушение штраф. «А тут автономные частники нашли лазейку в законе и взяли на себя право государства делать контрольные закупки, использовать неразрешенные в России скрытые камеры», - говорит она.

Другие обиженные торговцы тоже приводят свои доводы. Например, трудно отличить лицензионный товар от нелицензионного. И почему последний ввозится в страну оптовиками вполне легально и к ним никто не придирается? Малый бизнес же оказывается козлом отпущения. Его некому защитить. Все поставлено с ног на голову. Судебная система у нас обвинительная. И, наконец, налицо абсолютная несоразмерность ущерба, понесенная истцом, огромному размеру выплат. Похолковой, к примеру, вкатили сумму как за десять партий разных видов роботов, производимых корейской фирмой, хотя купила она лишь несколько штук для своего небольшого киоска. И попробуй, докажи, что у тебя на складах нет залежей этой продукции. Хорошо хоть суд сбавил вдвое размер иска.

Юрий Соловьев

Добавить комментарий